Много Joomla шаблонов на www.templete.ru

Интервью журналу "Петербургский МУЗЫКАНТ"

Два варианта интервью: опубликованный в журнале (сокращенный, ссылка внизу) и полный.

Апрель 2016

Игорь Семенов
«Мы искали истину в словах, песнях и глазах людей, выходящих на сцену… Давайте попробуем вернуть себе самих себя, без оговорок.»

В преддверии 1-го Фестиваля памяти рок-музыкантов наш журнал пообщался с Игорем Семеновым, организатором фестиваля и бессменным лидером группы «Рок-Штат». Группа отсутствовала на рок-сцене более 20 лет, но теперь готова снова радовать нас своим творчеством, выпустив в этом году уже свой второй после перерыва альбом (МОИ ТАНЦЫ/2016).

Первое признание «Рок Штат» получает в 80-е годы… Расскажите, что тогда творилось с русским роком? Много ли было рок-групп?

И.С. Для меня рок-музыка началась в далеком 1971 году, когда я еще ребенком познакомился с ленинградской группой «Мания». Но первой моей прослушанной пластинкой в 1968 году стала пластинка The Beatles «Revolver» - Eleanor Rigby, Yellow submarine, She said she said, For no one, Tomorrow never knows - эти песни изменили мой внутренний мир. Пожалуй, это было главное событие в моем детстве. В 1971 году я впервые спел со сцены, это было в манеже на танцах в Рамбове (Ломоносов). В 1974 у меня уже была своя первая группа «Идолы». Фактически мы стали пионерами культового места Пеники-Floid, в котором потом поиграла большая часть ленинградских музыкантов. Громадное влияние на всех тогдашних музыкантов оказал фестиваль в Вудстоке (1969). И, как страна не закрывала свои стены, находились лазейки, чтобы привезти запрещенные пластинки. Так мы узнали Led Zeppelin, Pink Floyd, Black Sabbath, Yes, King Crimson, Marc Bolan, David Bowie и много других западных групп и имен. Все они оказали на меня огромное влияние, без исключения. Страна, в которой не было «ни наркотиков», «ни секса» оказалась очень даже музыкальна. Так на вскидку могу назвать группы, которые тогда были в Ленинграде: Мания, Мифы, Зеленые муравьи, Земляне (Мясников и Ко), Идея, Савояры, Геликон, Дилижанс, Санкт-Петербург (Рекшан и Ко), Апрель. Остальное можно посмотреть у Андрея Бурлаки в энциклопедиях.

Что касается группы РОК ШТАТ, то она была образована в феврале 1983 года, после распада группы «Пульс». Вместе со мной из предыдущего состава в группе остался барабанщик Боря Шавейников (ныне АукцЫон). Также в него вошли еще два музыканта, это Коля Фомин - гитара и Митя Благовещенский - бас. Позже к группе присоединился Михаил (Сэм) Семенов - клавишные. Данный состав тоже продержался недолго, так как Борюсика забрали в армию и состав тихо разошелся по разным проектам.

Справка: В 1985 году Семенов удачно вписался в состав никому неизвестной группы ПРИСУТСТВИЕ. Через несколько месяцев группа стала одной из культовых в СССР. Сильный вокал Семенова и музыка, напоминавшая Лед Зеппелин сделали свое дело. Такие хиты группы, как "Осенний блюз", "Четвертый легион", "Лучше быть мертвым, чем вторым" и другие поставили группу в один ряд с Аквариумом, Кино, Зоопарком и Алисой. К сожалению, группе не удалось реализовать весь свой потенциал из-за разногласий в подходе написания музыки. Группа выступила на 3-х фестивалях Ленинградского рок клуба и снялась в фильме «Взломщик».
В 1987 году Семенов реанимирует РОК ШТАТ и начинает бурную деятельность.

В 1988 году РОК ШТАТ выступил на VI фестивале Ленинградского рок клуба и отправился в турне по СССР. За последующие полгода РОК ШТАТ дал концертов больше, чем АКВАРИУМ, АЛИСА и КИНО вместе взятые. Итогом стало подписание в 1990 году контракта с EMI France. Семенов стал первым музыкантом в СССР, кто подписал контракт с одной из ведущих фирм грамзаписи в мире, как частное лицо. Не забываем, что Советский Союз еще никто не отменил и последствия могли быть самыми разными, зная как Семенов мог интерпретировать любые события в стране. В общем, в январе 1990 года в Каннах, на презентации альбома «Рисунок», одной шведской газете он заявил, что в стране могут произойти любые события, вплоть до возврата к сталинскому режиму. Как известно, в августе 91-го года была предпринята попытка государственного переворота группой ГКЧП. К счастью, все закончилось для всех без кровно. А Семенов на 5 лет исчез из страны завоевывать Европу. 

Потом вернулся в страну и выпустил отличный альбом "СЫН СОЛНЦА". Но дальше этого дело не пошло. Неизвестно почему, но Семенов на время отошел от музыки и занялся разными публичными проектами типа "Фестиваля творчества инвалидов Северо-Западного региона России". А потом и вовсе ушел в журналистику и к собакам. Занялся изучением аборигенного приотарного поголовья собак Кавказа и Азии.

И.С. В конце 80-х мы были очень активны и по настоящему злы. Горбачев сделал первый шаг к развалу СССР, дав волю словам. В одночасье страна захлебнулась от правды. КГБ теряло свои позиции каждый день. Правда, время от времени нас все же «доставали». Был один такой забавный эпизод в истории группы. Мы выступали на фестивале в Харькове в 1989 году, который проходил в ХАИ, и парторг института после нашего выступления, на котором мы в открытую призывали к свержению существующего строя, хотел запретить продолжение концерта. В итоге, я его просто вытолкал на сцену и сказал людям в зале, что вот этот злой дядька хочет все тут прекратить. Дядька, конечно, пошел на попятную, но после фестиваля собрал своих верных комсомольцев и они написали во все инстанции, начиная от КГБ и заканчивая Ленинградским обкомом партии. На собрании рок клуба нам запретили выступать в течение полугода. Вот тогда-то и появился КГБшник в Василеостровском молодежном центре. Начал он бойко с вопросов: призывали? говорили? агитировали? - и, получив на все вопросы положительный ответ, была выдана фраза века: «…Вы же должны понимать, что Харьков просталинский город, и народ может неправильно воспринять Ваши слова и призывы»… Что тут можно было сказать? Я попросил его написать мне список городов где и что я могу говорить и покинул офигевшего от такой наглости сотрудника КГБ. Но подсознательно я понимал, что продолжение может последовать в любой момент. Но повезло, группа выступила на фестивале «Интершанс» и благополучно отчалила во Францию.
 
Жалеете, что не стало Советского союза?
И.С.  Дело даже не в жалости или сожалении. Со временем, я осознал, что нами просто попользовались, как народным рупором, чтобы развалить Великую Империю. Что может быть сильнее юношеского максимализма, направленного в такие же юные массы и головы? И мы честно это сделали. Мы осознавали себя частью большого процесса по свержению коммунизма, но мы не увидели (или не захотели увидеть) главное, мы теряли страну, друзей, связи, экономику, авторитет Великой Державы и, в итоге, мы все потеряли. Нам осталась только Россия, всеми ненавидимая. Но, как поет Юра Шевчук: «…она нам нравится, хоть и не красавица»… Я русский и горжусь этим, и я буду делать для этой страны все возможное, чтобы она была лучше.

Каков стиль вашей музыки?
И.С.  Начиналось все с импровизации. У песни был определенный «скелет», остальное импровизация на концертах. Но однажды Ричи Блэкмор сказал забавную фразу: «…хорошая импровизация, отрепетированная импровизация»… И мы приняли это к сведению. Со временем мы становились профессиональнее, соответственно, менялось отношение и к музыке, и к исполнению. На меня большое влияние в детстве, кроме перечисленных выше групп, оказал хормейстер Мариинского театра Александр Григорьевич Мурин. Он был моим преподавателем в музыкальном интернате при Ленинградской консерватории, и он же научил меня слушать, слышать и петь хоры. Если постараться как-то все же обозначить стиль группы, то это музыка внутренних эмоций, в которой каждая краска (тяжелая музыка, хоровая, народная, симфоническая, тексты) имеют свой оттенок, который влияет на подсознание человека.

Всегда ли была возможность заниматься музыкой или приходилось подрабатывать?
И.С. Ну, раньше не работать было нельзя. В Трудовом Законодательстве была предусмотрена статья за тунеядство. Приходилось работать. Подбиралась работа сменная, чтобы можно было манипулировать временем. Работал я и слесарем, и токарем, и переплетчиком, и на хлебозаводе, и на авторемонтном и часовом заводах. К тому же, я был женат и надо было думать не только о своих увлечениях, но и о детях. Когда рок-н-ролл в Питере, да и во всей стране, отрывался на всю катушку, утопая в водке и наркотиках, я вел здоровый образ жизни. Частенько ко мне подходили друзья и говорили: «…ты что не можешь бутылку портвейна из горла выпить?». Конечно, я мог, но для меня в этом не было большой необходимости, порой сил и без алкоголя не оставалось совсем. За концерт я терял в среднем 2-5 кг веса. Тут уж не до бухалова.

Группа надолго прекратила свое существование. Жалеете об упущенном времени?
И.С. Совсем нет. Хотя многие друзья говорят, что 20 лет, это откровенно много. Просто 90-е годы для музыки в стране вообще были очень сложные. Кризис 1992 года вогнал всю рок индустрию, если можно так выразится, в полный ступор. В 93-м году мы отметили 10-ти летие группы, это была, наверное, просто попытка как-то успокоить себя. Кажущаяся благополучность, была простой маской, под которой скрывались тоска и одиночество. На самом деле, момент был очень сложный и, если бы не контракт с французским отделением EMI, было бы очень сложно. Для творческого человека оказаться без реализации своих идей, мыслей, музыки, все равно, что добровольно отправить себя пожизненно в «одиночку». В общем, всем было не до музыки. Пришлось импровизировать.

Сначала, в 1995 году, после разрыва с EMI France, я открыл студию звукозаписи и на какой-то момент оказался снова в строю. Я очень сблизился с бардами, которые с благодарностью относились к  музыкальным новшествам. В студии записалось большое количество известных всем исполнителей. Потом я перебрался на студию «Калипсо», там тоже была какая-то своя история. Главной, наверное, и последней работой на которой стала запись ВИА «Поющие гитары». Я очень подружился с ребятами и получил незабываемые впечатления от сотрудничества с ними. Это была наша третья встреча и последняя. Первая произошла в 1969 году, когда я с «Песенкой велосипедистов» поступал в музыкальный интернат. Вторая произошла осенью 1974 года, когда я возвращался с Сахалина в Ленинград. И во время записи их альбома мы вспоминали разные детали этих встреч.

Потом мы придумали телевизионный проект «Серебряный Ключ», который просуществовал недолго. Все это время я все еще надеялся на то, что рок-н-ролл вернет свои позиции. В 1996 году Рок Штат даже выступил на 15-ти летии Ленинградского рок клуба, но это было запланированное исключение. В 1999 году я организовал Фестиваль творчества инвалидов Северо-Западного региона России. Фестиваль прошел при полном аншлаге в БКЗ «Октябрьский» и на какой-то момент я подумал, что все налаживается, но жизнь ударила из-за угла руками партнеров и друзей. Это стало последней каплей в переполненной чаше сомнений. Я решил, что с музыкой на время надо закончить, а поскольку одним из моих увлечений были отечественные породы собак (кавказские и среднеазиатские овчарки), выбор был сделан в пользу науки, исследований и журналистики. Так на рубеже столетий Судьба забрала у меня музыку и, подарила жизнь полную впечатлений, эмоций, встреч и путешествий. Как можно об этом жалеть или сожалеть? Это просто счастье!!!

В какой момент захотелось возродить «Рок штат»?
И.С. Да, все произошло случайно. Кто-то ищет кого-то в теле передачах, а кто-то находит друг друга в жизни. Так, в 25 лет с внуком на руках, меня нашел мой сын Витя Шиманский. Вот он меня и подтолкнул обратно к музыке. Он является одним из организаторов фестиваля «Мото-Малоярославец», если конкретно, то занимается подбором волонтеров для фестиваля. Он и договорился о выступлении группы Рок Штат на фестивале. Материала было не много, но по сусекам набралось около десятка неизданных песен, они легли в основу первого, после перерыва, альбома группы «НАВСЕГДА»/2015. Пришлось как следует попотеть, особенно, это касается записи голосовых партий. Как не крути, а связки отказывались делать привычные когда-то вещи. Но, как говорится: терпение и труд всё перетрут. Альбом получился хороший, в большей степени личностный и экспериментальный, это в первую очередь касается хоров и необходимостью взять гитару в руки. Вот уж никогда не мог подумать, что до этого дойдет. Вот так, в ноябре 2014 года я представил релиз нового альбома на сцене одного из клубов Санкт-Петербурга.

В этом году вышел новый альбом группы «Мои танцы», и он оказался полной противоположностью предыдущему.
И.С. Так бывает. Я не знаю почему, но тема жизни и смерти мне очень близка, она все время рядом. Наверное, отсюда и появились очень личные философские наблюдения и рассуждения в текстах. Музыка не могла быть иной, так как одно тянет за собой другое - эмоции. Я бы посмотрел на альбом с этой стороны. Текст и музыка при удачном сочетании могут вытащить из вас животную эмоцию. Это может быть страх, это может быть радость, заливистый смех, вселенская любовь. И самое, наверное, главное, это найти компромис между тем сколько хочется записать песен, и тем, сколько надо, для того, чтобы альбом оказался не перегруженным и не потерял своей главной цели - быть услышанным и понятым потенциальным слушателем. Думаю, я сумел остановиться во время. Альбом очень плавно переходит от тяжелой эмоции страдания, познания и смерти (Красный рассвет, Больше неба нет) к светлой эмоции равновесия чистой души (Весна). Каждый альбом, это своего рода откровение артиста, исполнителя, поэта. Именно в альбомах можно найти многие ответы, на многие вопросы относительно творческих личностей. Все наши чувства, переживания, страхи, сомнения, всё в наших песнях, стихах и эмоциях.

Вы организатор фестиваля памяти рок-музыкантов. Откуда появилась эта идея? Какие цели преследует фестиваль?
И.С. Идея родилась неожиданно. Для меня стало неприятным откровением, что за 20 лет многие мои друзья, товарищи и просто замечательные музыканты ушли из жизни. Ведь в какой-то момент я знал их почти всех. Первая песня о них, моих друзья и близких, «Лица друзей» была написана еще в 1995 году (альбом «Сын Солнца»). Помню, как тяжело мне давался текст этой песни. Первый куплет был написан в 1992 году, после смерти моего брата, а остальные два, за двадцать минут в 1995-м. Три года я не мог найти правильную эмоцию и подачу музыки и текста.

Один мой друг, узнав о предстоящем фестивале сказал, что сама идея уже давно выстрадана, только почему-то никто так и не решился ей заниматься. Я думаю, мне понятно почему. Фестиваль памяти рок музыкантов, это очень тонкая моральная и эмоциональная грань, которую нельзя просто взять и перешагнуть. Это должно быть внутри вас заложено изначально. И совсем неважно делаешь ты фестивали ежегодно или это может быть твой первый опыт. Важны несколько аспектов для реализации идеи. Первое, и самое, пожалуй, важное, это понимание того, что ты делаешь. Остальное находится на поверхности: контакты, реклама, финансирование, артисты и немного организаторской импровизации.

Цель у фестиваля одна, объединить вокруг идеи, как можно больше людей, друзей, музыкантов. К большому сожалению, мы подошли к моменту, когда мир начинают покидать иконы рок-музыки. Боюсь, что этот процесс уже необратим, но те чувства, которые мы испытываем переслушивая их музыку, лишь подчеркивают их значимость в нашей повседневной жизни. Мы должны помнить этих людей, их песни, их стихи, их эмоции. Многим из нас они указали путь в жизни, многие услышали их только сейчас, но в итоге, они объединили нас вокруг своего творчества. И значит, связь времен не оборвана.

Фестиваль, это в первую очередь место, где собираются люди по определенным интересам. Мне бы очень хотелось, чтобы фестиваль стал местом встречи именно музыкантов. Что есть память? Это своего рода признание заслуг человека перед другими людьми. История скрупулезно отбирает лучших из лучших, память же оставляет лишь избранных. Хочется вернуть атмосферу единения. Когда-то мы бросали все и ехали черте-куда, только услышав о том, что будет тот или иной фестиваль. Мы искали истину в словах, песнях и глазах людей, выходящих на сцену. Я никогда не поверю, что нас что-то может кардинально изменить. Мы остались прежними, только чуть-чуть повзрослели. Давайте попробуем вернуть себе самих себя, без оговорок.

Кто на данный момент уже точно будет участвовать в фестивале?
И.С. Конечно, мы начали с хедлайнеров, но вскоре отказались от этой затеи, по крайней мере на этот год. Все неожиданно стало упираться в не маленькие гонорары. Чтобы совсем не разочароваться в своих старых товарищах, мы стали искать группы, которые собирают небольшие залы и, которых знают все. Мы решили, что первая заявка и послужит отправной точкой. Так появилась группа  «Цемент» из  Риги. Я давно был знаком с этими ребятами. У них есть такие хиты, как «Ноги кривоваты», «Надоело», «Пиковая дама», «90-е», которые не могут оставить равнодушными никого.

Справедливости ради скажу, что первой приглашенной группой были «Странные игры». Договоренность о выступлении на фестивале осталась еще с прошлого года. На мой взгляд, это достаточно эпохальный коллектив, который оставил громадный след в нашей рок-культуре.  К сожалению, золотой состав группы уже никогда не собрать, нет с нами уже ни Саши Давыдова, ни Саши Кондрашина, ни Гриши Сологуба, но есть их песни, их образ, их задор и энергия.

И уж коль мы пригласили на фестиваль группу из Латвии, надо было и дальше двигаться в данном направлении. Так в составе участников фестиваля появилась белорусская  группа «Нейро Дюбель». Я с творчеством ребят знаком с 90-х годов и, собственно, это и стало основным моментом для участия группы в фестивале.  И это уже означало, что фестиваль будет международным.

Могу ошибиться, времени прошло уже немало. В 1974 или 1976 году в Рамбове (Ломоносов) в манеже прошел трехдневный фестиваль ленинградских рок-групп. По тем временам событие из ряда вон выходящее. Не знаю, как директор зала решился на это, но все состоялось. В общем, наверное, чтобы не привлекать особого внимания, все это было представлено, как обычные танцы, с той лишь разницей, что проходили они с восьми вечера до пяти утра, и каждые час-полтора менялись группы. Вот там я впервые и увидел группу «Мифы». Потом, уже позже мы подружились с Геной Барихновским и Сережей Даниловым, но память о том концерте заставила меня принять волевое решение об участии группы «Мифы» в фестивале. В этом году группа отмечает свой уже 49-й год рождения!!! И это КРУТО!!!

Конечно, мы все организаторы отчетливо понимали, что без оголтелой молодежи (в нашем понимании) не обойтись. Так в составе участников фестиваля появилась питерская группа НЭП. Сергей Паращук также вошел в состав оргкомитета фестиваля, как координатор по связям. Ну, и на сцене фестиваля появится наша группа с небольшой программой. Кроме основных участников фестиваля на сцене будут появляться специальные гости, о которых мы пока умолчим. Но, пользуясь случаем, хочу пригласить всех на этот праздник памяти и музыки!!!

Есть ощущение, что рок-культура умирает?
И.С. Сейчас мы в большей степени вернулись к исполнительской культуре. И это не может не радовать. Что касается творчества, то здесь есть проблемы. Молодежь пытается играть то, что модно на Западе. Мы все, конечно, через это проходили. И хорошо, если все это потом нарисуется в свою собственную картинку, в свое собственное творчество. Надо отчетливо понимать, что есть большая разница между тем, что мы слушаем, и тем, что мы играем.

Беседовала Яна Лебедева

 

Ссылка на ресурс: http://piter-music.ru/11/index.html#6